БЕЛЫЕ НОЧИ | ИЮНЬ 2014

Белые ночи... Что есть белые ночи: всего лишь природное явление, свойственное северным широтам, или нечто из области мистического и таинственного? В случае с Петербургом белые ночи – неотъемлемая часть образа этого города, туристический трюк, если хотите, такой же неотчуждаемый, как рука или нога человека. Если сами петербуржцы свыклись с белыми ночами, как данностью, то туристы, впервые оказавшиеся здесь, теряют сон и покой: им хочется гулять по ночным переулкам и набережным, окунаться в белый молочный рассвет. Будто посвященные в одну общую тайну, туристы, встречая друг друга на ночных улицах и дворах, только лишь заговорщически улыбаются.

На летний праздник «День России», что празднуется 12 июля, как правило, с захватом ближайших нескольких дней, мы с С. приняли решение посетить славный и любимый Питер. Как раз в это время в северных широтах были белые ночи, а летняя пора давала уникальную возможность съездить к морю, на залив.

Вместо привычных 7 – 8 часов в пути, дорога заняла около 16 часов по Ленинградскому шоссе. Тогда еще скоростная платная дорога М10 была в процессе строительства, а нам не оставалось ничего иного, кроме как сражения с дальнобойщиками и дачниками за кусок дорожного полотна. Мы даже не доехали до Твери, когда прошли первые 4 часа пути. Был действительно странный день: хотя мы выехали из города в районе 7 утра, мы встретили несколько ДТП с тяжелыми последствиями, которые и стали причиной пробок, а где-то просто шел ремонт дорожного полотна. В итоге, на некоторых участках водители и пассажиры даже успевали прогуляться по обочине, чтобы размяться, прежде, чем происходило хоть какое-то перемещение.

Гуляя до рассвета и теряя себя без остатка в этом городе, ты меняешься внутренне, проходишь очистку и отречение от всего поверхностного. Здесь так трудно быть лживым и не искренним, это просто невозможно. Окунувшись в магию белой ночи, мы ощущали себя счастливыми и пьяными, мы чувствовали себя частью истории и вселенского хода вещей. Мы снова здесь! Равно как и поколения до нас, мы уйдем, а эта гранитная громадина будет все также стоять и смотреть свысока на людей. Хорошее занятие! Пожалуй, еще с царских времен повелось так, что в Петербурге проходили самые яркие и веселые балы и приемы, здесь жила творческая интеллигенция, высокие дворянские чины и иностранцы. Тот былой размах не исчез бесследно – даже в нынешние времена, приезжая в Петербург, попадаешь на праздник жизни. Естественно, ты никогда к этому не готов, и наряд не тот, да и планы другие, но нет-нет, да окунешься в эту атмосферу. Здесь, как нигде больше, люди умеют веселиться с неподдельным энтузиазмом и задором, который живет на генетическом уровне в памяти и подсознании каждого петербуржца со времен императоров и императриц.

Мне кажется, что лучший способ добраться до Питера – все равно железная дорога – плацкарт или сапсан. Я очень люблю Ленинградское шоссе, потому что оно проходит мимо заброшенных деревень вдоль дороги, вид которых всегда наводит на меня щемящую тоску и какую-то ностальгию по ушедшим эпохам. В воображении возникают времена, когда по дороге сновали не машины, а кареты, которые делали остановки в таких вот деревеньках, чтобы заночевать, отдохнуть или перекусить…

В итоге, мы въехали в город в районе 10 вечера, а нам нужно было еще добраться до небольшого городка Зеленогорска, который находится в области на берегу Финского залива. Мы специально сняли номер в доме отдыха на туристической базе, желая оказаться в знаменитых карельских лесах, поближе к морю. В итоге, мы заселились в районе 11 вечера, совершенно обессиленные. Только на следующий день мы поехали в Питер, чтобы встретиться с друзьями и окунуться в магию белых ночей.

Белые ночи... Что есть белые ночи: всего лишь природное явление, свойственное северным широтам, или нечто из области мистического и таинственного? В случае с Петербургом белые ночи – неотъемлемая часть образа этого города, туристический трюк, если хотите, такой же неотчуждаемый, как рука или нога человека. Если сами петербуржцы свыклись с белыми ночами, как данностью, то туристы, впервые оказавшиеся здесь, теряют сон и покой: им хочется гулять по ночным переулкам и набережным, окунаться в белый молочный рассвет. Будто посвященные в одну общую тайну, туристы, встречая друг друга на ночных улицах и дворах, только лишь заговорщически улыбаются. Мог ли Петр знать, что спустя несколько веков, его творение, прошедшее испытания немыслимые, будет центром притяжения для людей всего мира, как и в былые времена?! Мог ли он знать, что это место, выбранное им из множества других, настолько уникально по своим природным характеристикам? Гиблое место, болото, сырость и мерзлота, а взамен – уникальные по красоте рассветы и закаты, каналы и протоки, белые ночи, Балтика, северная строгость и аскетичность, обрамленная в роскошь и великолепие – это непостижимо уму, но так близко сердцу.

Речной трамвай, отправляющий в белую питерскую ночь, прекрасен. Он довольно дряхлый и усталый, полон людей, шума и качки, но все это остается лишь отличным задним фоном для представшего твоим глазам великолепия, подсвеченного огнями. Масштабы этого города стирают все несущественное и мелкое. Холод от воды и ночи пробирает до костей, но ты не можешь шевелиться, потому что ты околдован и повязан этой красотой. Когда-то давно люди умирали от холода и климата этого места, и сейчас ты убеждаешься в этом на своей шкуре, но те люди еще не знали, сколь велик и грандиозен будет Петербург в будущем, он, как огромная звезда, будет привлекать на свой свет все новых и новых странников. И глядя на это великолепие, понимаешь, что жизни этих людей были положены не напрасно, они не исчезли бесследно, они на тысячелетия увековечены в граните города: в каждом камне и переулке судьба человека. И не может быть более славной награды за страдания и смерть, чем вечная память, воплощенная столь грандиозным образом.

После прогулки на речном трамвае, которая началась около полуночи и завершилась в три часа утра, мы были весьма опустошены – холод, впечатления буквально сожрали все силы. Мы шли бездумно, едва передвигая ноги, в поиске круглосуточной кафешки, чтобы согреться, наполниться теплом и едой. Тем временем, тут и там встречались тусовщики, студенты и туристы, попавшие в сети всегда праздничного Петербурга. Одни возвращались домой, другие просто гуляли. Найдя кафешку на моей любимой Гороховой улице, мы упали в мягкие объятия диванов, вкусили земной пищи. Горячий чай восстановил силы и вернул тепло в наши тела. Нужно было возвращаться в отель, который располагался в Зеленогорске. Как в той сказке, магия ночи подходила к концу с приходом определенного часа. В данном случае, утренние часы неизбежно наступали, начинался новый день с его заботами и делами. Дойдя до машины, мы отправились в отель, чтобы рухнуть в холодную кровать и провалиться в сон.

При публикации и копировании материалов ссылка на Margot Travels a Lot обязательна.

Москва, Россия | lisyaistvo@mail.ru