СИГУЛДА | ТРИ ЗАМКА | ПЕЩЕРА ГУТМАНЯ | ТУРАЙДСКАЯ РОЗА

Ещё одним известным регионам Латвии является Видземе, который располагается к северо-востоку от Риги. Регион знаменит великолепным побережьем в обрамлении сосен, а также единственным биосферным заповедником Латвии. Здесь также расположено множество рек и ручьев, в том числе река Гауя, которая горячо любима латышами за природную красоту и за древние орденские замки, которые располагались по ее обоим берегам. К числу самых посещаемых городов, стоящих на реке Гауя, относится небольшой городок Сигулда, который знаменит своими замками, старинными домами и парками.

 

Итак, зачем же так много туристов приезжает в Сигулду? Во-первых, основной достопримечательностью города считаются три замка, которые разбросаны друг от друга, но вполне досягаемы даже без машины. Во-вторых, здесь очень высокие берега, намытые рекой Гауей, поэтому здесь действительно живописно. В-третьих, здесь есть знаменитая пещера Гутманя, окутанная легендами и тайнами. В-четвертых, здесь есть санно-бобслейная трасса, а также канатная дорога, которые доступны туристам. Давайте по порядку.

СИГУЛДА | ПОХОДНАЯ ТРОСТЬ

 

Сигулда расположена всего в 50 км от Риги, но контрастирует со столицей существенно. Как я уже сказала, главной достопримечательностью города являются рыцарские замки, о которых мы поговорим. Однако помимо замков город знаменит своим сувениром – прогулочной тростью, в честь которой здесь даже был открыт парк (2007 год). Изготовление тростей является традиционной для данного региона и имеет более чем 200-летнюю историю. Ещё в путеводителях XIX века сказано, что «для прогулок по оврагам Сигулды очень пригодится трость, которую можно купить у некого мальчика». Изначально изготовление тростей было совсем простым: прямую палку из орешника или крушины очищали и загибали ей один конец – ручку. Остальная часть трости оставалась неочищенной. В начале XX века по мере развития города всё более популярными становились прогулки по так называемым альпийским тропам, созданным владельцем одноименной усадьбы князем Кропоткиным. С тех пор изготовление и продажа тростей стали существенным источником дохода для местных крестьян.

 

Трости изготавливают из орешника, можжевельника, крушины, ив – эластичных видов деревьев, что необходимо для сгиба трости и формирования ручки. Сначала заготовку вываривают, затем очищают концы, загибают о специальную деревянную форму и укрепляют. После высыхания дерева его снимают с формы и украшают, выжигают орнаменты, красят и, наконец, лакируют. Раньше вываривание, очищение, полировка и загибание трости считались мужской работой, а выжигание орнаментов, покраску и лакировку выполняли женщины и подростки. Украсить трость, сделать её яркой и интересной – было делом чести каждого мастера.

 

После Второй мировой войны, во время правления советской власти, туризм возрождался, а вместе с ним увеличивался спрос на трости, которые становились всё красочнее. Тогда для окраски стали использовать магазинные чернила. Специальным инструментом – крюком – выжигались знаки латышских этнографических орнаментов в различных комбинациях. Умение мастерить трости передавалось из поколения в поколение, раньше этим ремеслом занимались целые семьи. Благодаря этому и по сей день вы можете на память о визите в Сигулду приобрести самый характерный сувенир этого города – тросточку.

СИГУЛДСКИЙ ЗАМОК | О ЛИВОНСКОМ ОРДЕНЕ

 

В бассейне Гауи, который формирует река Гауя с её притоками, в средние века были построены десятки каменных замков: здесь наиболее высокая плотность замков не только в Латвии, но даже всей Центральной Европе. Бассейн Гауи был весьма подходящим местом для достижения целей крестоносцев по нескольким причинам: с географической точки зрения этот регион пересекала уже сформировавшаяся в предыдущие века сеть водных путей и сухопутных дорог, с этнической точки зрения бассейн Гауи был зоной соприкосновения различных этнических групп и зоной государственных формирований. В XIII веке началось завоевание земель и создание  новых государственных формирований.

 

Средневековая Латвия не была единой страной, она состояла из четырёх автономных территорий: Рижского архиепископства, государства Ливонского ордена, Курского епископства и города Риги. Сигулдский замок возводил орден Меченосцев, а после объединения ордена Меченосцев с Германским орденом, замок перешёл во владение Ливонского ордена.

 

Орден Меченосцев был духовно-рыцарским орденом с официальным названием «Братство воинов Христа». Более широко известное именование «меченосцы» возникло позднее, благодаря тому, что меченосцы носили белые плащи, на которых как знак отличия был изображен красный крест и меч. Орден меченосцев был основан в 1202 году, став первым духовно-рыцарским орденом, созданным за пределами средиземноморского региона. По историческим источникам основателем ордена считается как епископ Альберт, так и цистерцианский аббат Теодорих. Орден был создан по причине необходимости военной силы, которая присутствовала бы в Ливонии постоянно, обеспечивая её защиту, а также для завоевания новых земель. Орден Меченосцев создан по образу ордена Тамплиеров, который был старейшим духовно-рыцарским орденом, основанным приблизительно в 1118 или 1119 году. В отличие от ордена Тамплиеров, подчинённому непосредственно Папе Римскому, орден Меченосцев находился в подчинении Рижского епископа. Однако, осознавая себя единственной реальной силой в Ливонии, орден Меченосцев пытался стать самостоятельным. В 1207 году орден добился, чтобы в его владения переходила треть всех завоёванных земель, что приносило всё больше дохода. Чтобы высвободиться из-под подчинения Рижскому епископу, орден Меченосцев добился, чтобы император Отон IV взял его под защиту Священной Римской Империи.

 

Когда в 1207 году епископ Альберт и орден Меченосцев делили земли, орден получил территории на левом берегу Гауи. Главным фактором, определяющим строительство отдельных замков в бассейне реки Гауи, являлось соперничество между Рижским епископом и орденом Меченосцев в ходе завоевания земель и последующая борьба за господство в Ливонии. Из хроники следует, что Сигулдский замок был построен во времена магистра ордена Венно, который правил с 1204 по 1209 год, поэтому историки допускают, что время строительства Сигулдского замка также пришлось на период с 1207 по 1209 год. Это было одно из первых четырёх зданий конвента ордена, включая Ригу, Цесис и Аизкраукле. В исторических хрониках, описывая 1212 год, говорится, что недавно был построен Сигулдский замок. Сигулдский замок строился для контроля водных путей на реке Гауя и как укрепление от находящегося на правом берегу Гауи Турайдского замка епископа. В 1224 году в Сигулдском замке побывал легат Папы – Вильгельм Моденский, который здесь основал приход и церковь. В 1237 году владения ордена Меченосцев в Латвии были присоединены Германскому ордену, который в 1290 году прекратил завоевание латвийских земель.

 

Германский орден, также как и орден Меченосцев, был духовно-рыцарским, в котором братья-рыцари, помимо трёх монашеских обетов – жить в бедности, жить в целомудрии и послушании – давали ещё и четвёртый обет: с мечом в руках бороться за распространение и защиту христианской веры. Жизнь Германского ордена регулировалась уставом, определяющим не только религиозные обязанности братьев ордена и совместной жизни в конвентах, но и дающим подробные инструкции о наказаниях в случаях нарушения устава, а также общие указания о действиях на поле боя. Главой Германского ордена являлся великий магистр, которому был подчинён повелитель Ливонского ордена – ливонский магистр. Великого магистра и магистра на пожизненный срок избирал капитул братьев. Резиденцией ливонского магистра являлся Цесисский замок, который в средние века считался вторым по важности замком в Латвии после Рижского.

Всё государство Ливонского ордена было разделено на административные единицы – комтурства и земли фогтов, а их управители – комтуры и фогты – формировали высший слой иерархии ордена. Комтуров и фогтов каждый год переизбирали и переводили в капитул – ежегодную коллегию братьев. Управители вместе с другими братьями ордена жили в каменных замках округа. Обязанностью окружного управителя являлась постройка, укрепление и ремонт замков, а также обеспечение своих братьев по замку продуктами питания, одеждой и оружием. При этом комтур или фогт являлся предводителем своих братьев на войне, и верховным господином окружных крестьян. Комтуру или фогту были подчинены все проживающие в замке братья ордена. Братья-рыцари были профессиональными воинами, они также должны были быть благородного происхождения. Помимо братьев-рыцарей полноценными членами ордена были и священники, которые должны были заботиться о религиозной службе. Орден располагал и другими служащими разного ранга, не являющимися членами ордена, но от которых требовалось честно соблюдать целомудренный образ жизни. Комтурства и земли фогтов далее подразделялись на приходские округи (в Латвии их число достигло 31) и замковые округи. Последние предназначались для сбора и хранения пошлин с крестьян.

 

Уже в древние времена через Сигулду пролегал путь из Риги в Цесис и далее – в Тарту, Виланде, Псков. В 1442 году Сигулда как важный по значению орденский замок была включена в маршрут посланного Германским орденом визитатора. В 1451 году во время ревизии в замке упомянуто, что в замке проживало 12 рыцарей, три священника и три полубрата ордена, а в более поздней ревизии отмечено хорошее обеспечение замка продуктами питания и оружием.

 

Сигулдский замок пострадал уже в начале Ливонской войны – в 1562 году он стал польским старостовством. Поляки в 80-х годах XVI века провели ревизию зданий замка. В ходе шведско-польской войны с 1601 по 1621 год замок подвергся сильным разрушениям. Вскоре после окончания войны в шведской ревизии указано, что замок необитаем и разрушен, а в 1622 году в замке для проживания построено деревянное здание и баня. В 1625 году шведский король подарил Сигулду графу Уксеншерну, а после изъятия земельных владений замок возвращается под крыло шведской короны. В военном архиве Стокгольма хранится составленный в 1680 году план Сигулды. Замок был заброшен во время Северной войны.

 

В 1737 году Сигулда перешла во владение графа Ласси, а затем – в руки Браунов и Борхов. В XIX столетии в передовые укрепления замка были встроены ворота с датой «1867»,  в надвратную башню замка был вмурован родовой герб фон Борхов, также владельцы позаботились об укреплении стен руин замка и отстроили две псевдоготические арки. В 1878 – 1881 годах недалеко от развалин Сигулдского замка семья князей Кропоткиных воздвигла Новый замок.

 

Замок вновь привлёк к себе внимание, когда под влиянием тенденций в искусстве эти романтические руины стали объектом для восхищения. В соответствии с представлениями того времени об охране памятников были осуществлены работы по укреплению воротной башни и других важных мест. С начала XIX века руины Сигулдского средневекового замка были важным туристическим объектом, поэтому в XX веке многократно выполнялись работы для сохранности стен. После Первой мировой войны, когда установилось Латвийское государство, руины Сигулдского замка находились в ответственности Управления памятниками. Более тщательное изучение и обширные реставрационные работы в Сигулдском замке начались с 1962 года, когда постепенно стали замерять планировку, фасады и детали стен, а в 1978 году был разработан топографический план руин замка.

 

В 2011 году начат и в 2012 году успешно реализован софинансируемый Европейским союзом проект «Реконструкция руин Сигулдского замка и адаптация инфраструктуры для развития туристического продукта». Это позволило реконструировать и качественно усовершенствовать территорию руин, включить их в туристические маршруты и способствовать тому, чтобы в мире этот объект был известен, как объединение уникальной экологически чистой среды, истории и культуры. Сейчас для посещения доступны Южная и Северная башни замка. Каждый год на эстраде руин Сигулдского замка проходят различные концерты и фестивали. Сезон эстрадных мероприятий традиционно открывается Черёмуховым балом в мае, за которым следует джазовый фестиваль, день театра.

НОВЫЙ СИГУЛДСКИЙ ЗАМОК

В XVII веке на территории построенного Ливонским орденом Сигулдского замка стала образовываться помещичья усадьба. До наших дней здесь сохранилось несколько зданий, возведённых в XVIII и XIX веках во времена хозяев фон дер Борхов и Кропоткиных – Летний замок, Новый замок, Белый замок, дом бурмистра, дома служащих усадьбы, амбар, прачечная, погреба для хранения корнеплодов и овощей. Помещичья усадьба Сигулды окружена мурованной из бутовых валунов стеной с роскошными воротами.

 

Новый замок строился во времена князей Ольги и Дмитрия Кропоткиных с 1878 по 1881 год, в качестве строительных материалов используя старые каменные здания. Жилой дом господ был выполнен в стиле неоготики, строительные работы велись под руководством мастера Яниса Менгелиса из Цесиса. Форма и планировка строений проста. Архитектурно-художественная выразительность главным образом задана успешно вплетёнными готическими формами и живописной окраской строительного материала – бутового валуна. Из окон замка открывается вид на древнюю долину реки Гауя, на руины Сигулдского замка, а издалека виднеются развалины Кримулдского и Турайдского замков.

 

Во время Первой мировой войны здание было разрушено. После аграрной реформы Новый замок получил название Замка писателей, поскольку в 1922 году в замке был размещен Латвийский профсоюз писателей и журналистов. Принесённая войной разруха оставила замок в непригодном состоянии, поэтому обществу пришлось изрядно вложиться, чтобы отремонтировать здание. В 20-е и 30-е годы XX века в замке Писателей предлагался полный пансион не только для поэтов и литераторов, но и для других посетителей.

 

В 1934 году замок перешёл во владение Общества латвийской прессы. Под руководством архитектора Августа Биркхана с 1936 по 1937 год были проведены масштабные работы по перестройке: здание было полностью перепланировано, повышена смотровая башня, расширена терраса вокруг здания замка, заново отстроен балкон второго этажа замка. В замке создали новый, высококачественный с художественной точки зрения интерьер, также в соответствии с нуждами Общества латвийской прессы здесь возник по тем временам самый модный замок отдыха в Прибалтике с особо роскошными интерьерами в национальном стиле. В прессе тех времён писали, что изображения этого замка для отдыха были помещены даже во французских художественных журналах. После реновации замок Писателей стал популярным посещаемым объектом.

 

Во время Второй мировой войны замок использовался для нужд штаба «Nord» немецкой армии. После войны Совет министров СССР разместил в замке Дом отдыха для чиновников высшего ранга. С 1953 года и до возобновления независимости Латвии в здании помещичьей усадьбы Сигулды действовал санаторий «Сигулда», созданный Министерством здравоохранения Латвийской ССР. С 1993 года в Новом замке находится Сигулдская дума, а с 2003 года – Сигулдская краевая дума.

КРИМУЛДА | КРИМУЛДСКИЙ ЗАМОК И ДВОРЕЦ

В XIII веке в Сигулдском регионе, на левом берегу реки Гауя правил орден Меченосцев (позднее – Ливонский орден), а на правом берегу бразды правления держал рижский архиепископ. Кримулдский замок принадлежал Рижскому домкапитулу – церковной коллегии при архиепископе, в которую входили 12 представителей высшего духовенства.

 

Замок Кримулдского домкапитула был построен на краю обрыва правого берега древней долины Гауи, неподалёку от жилого городища и посёлка Викместе. Расположение замка сделало его практически неприступным – с одной стороны он был защищён обрывистым берегом  древней долины Гауи, с двух других – речушкой Викметсе и глубокими оврагами её притоков. Лишь с одной стороны был создан искусственный овраг, через который подъёмный мост вёл к передовому укреплению замка. Глубокая долина речушки Викместе служила естественной границей земель Турайды и Кримулды.

 

Вокруг замка нередко разворачивалась борьба, замок оказывался вовлечённым в борьбу между Ливонским орденом и Рижским архиепископством, а позднее – в Ливонские войны. В 1601 году во время шведско-польской войны замок захватило шведское войско. Но осенью того же года мощная польская армия, чтобы не оставлять замок в руках врага, сожгла его. После сожжения самок больше не восстанавливался. Былое значение замок приобрел в 60-годы XIX века как часть романтичного парка во времена хозяйствования князя Ливена. Именно здесь было создано одно из красивейших смотровых мест округи под названием «Бельвью» (Bellevue), откуда взору открывался вид на целых 7 живописных изгибов реки Гауя.

Полностью восстановленная главная башня крепости, достигающая в высоту 38 метров, сегодня используется как смотровая площадка для многочисленных туристов. С верхнего этажа этой башни открывается вид на живописные окрестности. На смотровую площадку ведут очень узкие и низкие ходы с каменными ступенями. Ширина этих ходов — около 0,5 метра, а высота не более 1,5 метра. Помимо смотровой башни восстановлены также крепостные стены, полукруглая башня, северная башня и южная башенная постройка. В восстановленном и отреставрированном бывшем хозяйственном здании с 1962 года разместилась экспозиция Турайдского музея-заповедника.

 

Статус охраняемого памятника культуры Турайдский музей-заповедник получил в 1988 году. Он включает исторический центр Турайды, занимается сохранением, изучением и популяризацией культурно-исторического наследия, которое здесь формировалось в течение тысячелетия, начиная с XI века. Музей-заповедник занимает территорию 42 га, на которой находятся 39 исторических зданий и строений, его образует комплекс памятников природы, истории и культуры XI – XX веков: построенный в 1212 году Турайдский каменный замок, Церковная гора со средневековым кладбищем, могила Турайдской Розы и построенная в 1750 году деревянная лютеранская церковь, прежняя хозяйственная часть Турайдского поместья с восстановленными прудами, парк народных песен (дайн) с 26 скульптурами и Гора дайн на месте древнего поселения гауйских ливов.

Древние писания свидетельствуют, что уже в XV веке между средневековым Кримулдским замком и ныне ещё существующими прудами образовался городок ремесленников. Он разросся до уровня краевого центра и был даже крупнее расположенной на противоположном берегу Сигулды. Сожжение Кримулдского замка, конечно, кардинально изменило ситуацию – в городке осталось лишь четыре жителя, а через время известия имелись лишь об одном.

 

Феодальным владением и постоянной хозяйственной единицей Кримулдское поместье стало после 1566 года, когда замки Ливонского ордена и Рижского архиепископства перешли в руки частных лиц. Владельцы поместья сменялись вплоть до 1817 года, когда на торгах поместье приобрёл граф, позднее – князь,  Иоганн Георг Ливен. Рассказывают, что граф присмотрел поместье потому, что исторически это место связано с древним ливийским вождём Каупо, которого Иоганн Ливен считал родоначальником рода Ливенов. Князь в Кримулде создал соответствующее статусу семьи жилище – дворец – и разбил вокруг него романтичный и живописный парк (см. фото). Дворец был построен как небольшое здание, имеющее практически прямоугольную двухэтажную форму центральной части, которая украшена массивным портиком в четыре колонны, заключенными в симметричные одноэтажные крылья. Несомненно, самое выразительное в образе дворца – это его расположение в общем пейзаже. Обитатели и гости дворца могли наслаждаться панорамой древней долины Гауи прямо с террас, расположенных над обрывом, балкона или небольшой башенки.

 

В 1921 году Кримулдская усадьба перешла в руки государства, Красному Кресту Латвийского государства; тогда здесь было открыто единственное в стране лечебное заведение для больных костным туберкулёзом. После Второй мировой войны Кримулдское поместье сохранило свою лечебную функцию. В настоящий момент здесь действует реабилитационный центр, предлагающий ночлег, услуги гостиницы и комнаты типа общежития.

Идея о канатной дороге родилась у жителя Сигулды Айвара Янелситиса. Однажды вечером, когда мост над Гауей ещё не был восстановлен, он сидел на левом берегу Гауи, на сигулдской стороне, и думал, вот, если бы он мог моментально оказаться в Кримулде, где работала его возлюбленная. Спустя несколько лет, когда Айвар и его возлюбленная состояли в браке, в неком журнале была опубликована статья о пассажирских канатных линиях в грузинском горном городе Чиатуре. Айвар Янелситис, работая руководителем отдела коммунального хозяйства Рижского районного исполкома, начал переписку с автором тросового пути Г. Панцелуем. Для районного руководства было разработано предложение строительства тросового пути через древнюю долину реки Гауи, подано прошение Кабинету министров оказать помощь на республиканском уровне, подготовлен проект. На 750-летие город принимал грузинскую делегацию, и грузины объявили о своём намерении подарить на юбилей Сигулды технический проект и оборудование. Однако в 1961 году работы были приостановлены, и возобновились лишь в 1965 году. Механизм тросового пути был изготовлен в Ленинграде, вагончик вместительностью до 22 человек – на Рижском вагоностроительном заводе. Для того чтобы создание тросового пути стало возможным, над этим трудилось более 200 человек. Разработка одного только технического проекта потребовала участия 20 человек.

 

В начале 1969 года под звуки оркестра был торжественно открыт подвесной путь длиною в 1025 метров над древней долиной Гауя. Несущий трос без опоры посередине соединяет берега древней долины Гауя, между Сигулдой и Кримулдой, на высоте приблизительно 40 метров над рекой. Из вагончика открывается великолепный пейзаж древней долины реки Гауя, виднеются три средневековых замка – Сигулдский, Турайдский и Кримулдский, санно-бобслейная трасса и мост. Вагончик служит уникальным средством сообщения и курсирует по определённому графику, перевозя пассажиров примерно раз в полчаса.

ТУРАЙДСКИЙ ЗАМОК | ПЕЩЕРА ГУТМАНЯ | ТУРАЙДСКАЯ РОЗА

 

Турайдский замок являлся одной из резиденций Рижского епископа и был построен в 1214 году по указанию рижского епископа Альберта (он же стоял и истоков появления города Риги в 1201 году). Замок был построен на месте разрушенного крестоносцами деревянного замка ливов. Сначала новый замок получил название Фределанд, что в переводе с одного из средневековых диалектов немецкого языка означает «мирная земля». Но немецкое имя «Фределанд» не прижилось, и вскоре новый епископский замок получил древнее ливское название «Турайда». Замок строился постепенно, вплоть до XVI века и являлся одной из резиденций рижского епископа. После распада Ливонского ордена  находился в собственности немецких дворян, владевших поместьем Турайда. Позднее замок сгорел во время пожара в 1776 году и не был восстановлен. Во дворе построили жилой дом для владельцев поместья.

 

Романтические развалины привлекали внимание туристов XVIII и XIX веков. В 1936 году здесь была выстроена смотровая площадка в круглой башне. Воссоздание замка было начато в 1953 году. В 1973 году начались археологические исследования, реставрация и реконструкция замка. Среди примерно пяти тысяч старинных находок, сделанных в ходе археологических раскопок, наиболее интересными представляются несколько древних печей, пивоварня, баня с колодцем, около трех десятков медных и серебряных монет и даже один золотой дукат, металлические наконечники стрел, глиняная посуда, гвозди для подков и др. Особый интерес представляют печи – гипокаусты, принцип обогрева которых использовался еще в общественных банях Древнего Рима. Теплый воздух печей Турайдского замка поднимался по специальным пустотам в кирпичной кладке и распространялся по стенам и под полами средневековой крепости, прекрасно обогревая помещения.

сигулда
сигулда
сигулда
сигулда
сигулда
сигулда
сигулда
сигулда

Пещера Гутманя – самая широкая и высокая пещера во всей Прибалтике, а точнее, пещерообразная ниша – грот. Длина пещеры составляет 18,8 метров, а ширина – 12 метров, максимальная высота потолков достигает 10 метров. Пещера Гутманя образовалась в скале жёлто-красного песчаника у реки Гауя. На протяжении нескольких тысячелетий она формировалась потоками и подземными источниками реки Гауи. Эта пещера считается излюбленным туристическим объектом в Латвии: с древних времён ее охотно «украшали» своими именами и датами. Наиболее древние надписи на стенах пещеры датируются XVII веком. На стенах можно отыскать имена баронов и помещиков, родовые гербы, которые по их указаниям и заказу за плату гравировали мастера, поджидавшие у подножия пещеры, «вооружившись» лестницами, трафаретами и гравировочными инструментами. В наши дни делать гравировку, надписи или царапины на стенах пещеры запрещено, поскольку пещера получила статус археологического памятника.


С пещерой связано множество легенд и преданий. Так, одно предание гласит, что вытекающий из пещеры ручеёк – это слёзы жены ливского вождя Риндауга. Муж велел закопать неверную жену живьём на берегу Гауи, и несчастная так горько плакала, мучимая совестью, что её слёзы проточили широкую пещеру. По сей день считается, что ручей обладает целебными свойствами. Другое предание повествует о происхождении названия пещеры. В древние времена в пещере жил один хороший человек, лечивший людей родниковой водой, поэтому пещера была названа «хороший человек» или «гут Манн» с немецкого языка.

Пещера Гутманя – это также древнее культовое место, где вплоть до начала XIX века люди тайно приносили жертвы своим идолам. Однако наиболее ярко в памяти людей сохранилась легенда о Турайдской розе – несчастной любви девушки по имени Майя. Весной 1601 года во время шведско-польской войны шведские войска захватили Турайдский замок. После боя писарь замка Грейф среди мертвых тел обнаружил девочку в возрасте всего лишь нескольких недель. Грейф забрал девочку домой, обязавшись её вырастить. Это был май месяц, поэтому девочке дали имя Майя. Шли годы, и Майя превратилась в прекрасную девушку. И благодаря её красоте девушку прозвали Турайдской розой. На противоположном берегу Гауи – в Сигулдском замке – жил жених девушки, садовник Виктор Хейл. Вечерами они встречались у пещеры Гутманя.

 

В то время в замке служили два дезертира польской армии – Якубовский и Скудритис. Якубовский возжелал Майю и хотел на ней жениться, но девушка предложение руки отвергла. Это привело Якубовского в ярость, он решил овладеть красавицей силой. Он отправил Скудритиса, якобы по поручению Виктора, к Майе с известием, чтобы она пришла в привычное место, но в необычное время. Придя, Майя поняла, что попала в ловушку, и решила, что скорее умрёт, чем позволит себя опозорить. Стоит отметить, что в те времена люди верили в колдовство. Так, у Майи вокруг шеи был повязан красный шёлковый платочек, который подарил её жених. Майя сказала Якубовскому, что платочек заколдован, и никто не может ранить мечом того, кто его носит. Получив предложение это проверить, Якубовский сначала сомневался, но затем со всей силы нанёс удар мечом. Девушка упала к его ногам. В ужасе от содеянного, Якубовский убежал в лес и повесился. Вечером Хейл нашёл в пещере тело убитой Майи, он бросился в Турайду за подмогой. У пещеры был найден окровавленный топорик Виктора, поэтому во время суда, проходившего в Турайдском замке, суд обвинил в убийстве его. Виктора приговорили к смертной казни. Ход событий изменил Скудритис, который следил за Якубовским и всё видел. Он суду рассказал о том, что произошло на самом деле, Виктора оправдали, а девушку похоронили на кладбище близ Турайдской церкви, где можно осмотреть установленный в ее честь памятник.

 

Долгое время эту трагичную историю считали грустной легендой, однако в XIX веке был обнаружен архив Видземского суда, в котором помимо других дел находятся протоколы расследования убийства Майи, совершённого в августе 1620 года в пещере Гутманя. Древнее повествование вдохновило многих авторов на создание художественных произведений о силе верности и любви Турайдской розы.

 

Прямо рядом с пещерой Гутманя находится небольшой грот Виктора, который он прорубил в ожидании своей невесты – Турайдской розы, чтобы она оттуда могла взирать на сады Сигулдского замка, в котором он работал. Предание о Викторе и Майе сравнивают с историей о Ромео и Джульетте. Единственная легенда о любви в Латвии родилась именно здесь, наделив Сигулду титулом латвийского города любви.

сигулда
сигулда
сигулда
сигулда
сигулда
сигулда
сигулда

При публикации и копировании материалов ссылка на Margot Travels a Lot обязательна.

Москва, Россия | lisyaistvo@mail.ru